Я: «А меня ты предупредила, что твоя дочь ко мне уборщицей за зарплату едет?»

Приютила я племянницу. Детей нет, муж отсутствует, скучно одной, хоть волком вой. Вот и приютила — вдвоем явно веселей. Аня учиться решила у нас в городе, еле-еле у матери своей отпросилась из деревни.

Жили мы с Аней душа в душу. Она ко мне как к старшей сестре относилась, всегда совета спросит, поплачется о любви своей неразделенной. Хозяйство Аня на себя взвалила.я хотела хоть как-то меня отблагодарить. Я уж и забыла, что такое на кухне торчать. Всегда чисто, все постирано, поглажено. Я удивлялась, откуда сил столько? Учебе надо время уделять, а не Золушкой подрабатывать, выговаривала я ей. А она смеялась, мол, ей не трудно.

Идиллия кончилась, когда Аня отучилась. Приехала за ней ее мать и началось, мягко говоря, вымогательство. Оказалось, что я неправильно их поняла. Они не просили, чтобы Аня пожила у меня, а их просьба состояла в том, чтобы Аня у меня работала! И, как родственнице, мне сделали скидку! И теперь я должна отдать Ане ее честно заработанную за эти пять лет зарплату. А это, ни много ни мало, целых 508744 рубля. У них даже тетради с расчетами были.

— Там, где цены больше, я подняла — инфляция, сами понимаете. — развела руками племянница. — У меня все-все записано и подсчитано.

Племянница вручила мне несколько увесистых тетрадей. Я их быстро пролистала, кстати, мне их на память оставили, так что я Вам несколько страниц покажу:

Я обалдела, честно скажу. Почти пять лет она молча все записывала и высчитывала, я в шоке!

— Тетя Яна, мне бы сразу все получить. Я дом купить хочу, да несколько коровок, хозяйство подниму. — скромно потупив взгляд, сообщила мне племяшка.

— Можно и в рассрочку, но тогда с процентами будет. Ты не думай, что мы дуры деревенские, мы в банковских делах тоже кой-чего понимаем. Договорчик составим, квартирку свою в залог нам отдашь. Да и большая у тебя зарплата. быстро рассчитаешься! — заявила сестра.

Я офигевала все больше и больше.

— Хорошо, давай посчитаем, сестренка! — зло выплюнула я. — Комната в моей квартире стоит 7 тысяч в месяц. Умножаем, так, сколько Аня тут прожила? Пусть будет, в среднем 10 месяцев в году, так, за лет у нас выходит 350 тысяч. Продукты мои были, то, что ты из деревни присылала, Аня сама ела. Не буду брать по факту, заколебусь высчитывать, возьму по прожиточному продуктовому минимуму, там около 4500 в месяц на взрослого человек. За эти годы, по 10 месяцев в году, получается… получается.. 225 тысяч рублей. Итого — 575 тысяч. Сколько я вам там должна, дай-ка писульку свою! Итак, вычитаем и получается у нас вот что. Вы, дорогие мои родственницы, должны мне еще чуть больше 66 тысяч рублей. Я понимаю, что таких денег у вас нет, так что готова войти в положение: я прощаю вам долг, но взамен я никогда больше не должна увидеть ваши наглые физиономии! Ясно?

— Нет уж, об аренде надо было сразу договариваться, так не пойдет! — топнула ногой сестра.

— Да? А меня ты предупредила, что твоя дочь ко мне уборщицей за зарплату едет? Я бы ее на порог не пустила, пусть бы снимала. — возразила я.

— Я тебя предупреждала! Сразу сказала, что Анька тебе помогать помогать, а ты уж в долгу не останься! И не говори, что такого разговора не было!

— Все, закончился балаган. Пошли вон отсюда, обе! — я указала пальцем на дверь.

С сестрой и племянницей я вряд ли еще буду общаться. А так-то, ни фига они умные — и пожить бесплатно, и денег срубить захотели. Губа явно не дура у них!

Источник

(Visited 762 times, 1 visits today)